Современная наука предпочитает отбросить исследования мифологии с точки зрения практического применения. Ученые просто не хотят видеть заложенные в мифах технические подробности существования человека и направления развития души. Материализм, так или иначе влившийся в самые разные философские течения нашего времени, заставляет относить мифы и легенды к отрасли человеческих представлений, когдато «выдуманных» для развлечения простого народа. Под таким мощным влиянием большинство из нас уже в детстве начинает относиться к сказкам как к историям, не имеющим под собой реальной основы. Иван дурак, Дед Мороз, Илья Муромец и многие другие народные персонажи кажутся нам всего лишь проявлением фантазии наших предков.Но попытайтесь вспомнить, много ли вокруг вас людей, которые способны сочинить нечто нетривиальное, вложить в это сообщение исторический факт, социальный и жизненный смысл да при этом сделать так, чтобы придуманная сказка жила в веках? Теперь перенеситесь на пару десятков веков назад и подумайте, а смог бы человек при отсутствии печатных станков и компьютеров сохранить в своей памяти и широко распространить то, что не имеет под собой жизненной основы. Думается, что вряд ли — неологизмы эпохи Петра изжили себя через десяток лет после смены правителя, а былины в практически неизменном виде дожили до наших дней, просуществовав в памяти народа тысячи лет.Оперевшись на память людей, на их стремление к лучшему, к материальному и духовному совершенству, знания древних волхвов нашли свое место в сказках и былинах, в пословицах и поговорках, таким образом, дойдя до нас. Это произошло, несмотря на попытки историков отрезать наше прошлое, написать его с непонятной точки отсчета, очень удобной для кого угодно, только не для русского народа,— с момента Крещения Руси.Любопытный читатель вполне может проверить, что в исторической литературе создается впечатление, что Руси до момента ее обращения в христианство просто не существовало как общности, как страны, как нации.